суббота, 30 июня 2012 г.

In name of my big fat lazy cat.

Сегодня решила выгулять Барсика, чтобы он немного растряс свой жир. Вынесла его во двор, предварительно ощутив спиной все его когти, посадила рядом с собой на скамейку, руководствуясь мыслью, что он сначала должен осмотреть местность свысока, а потом переходить к активному исследованию. Что бы вы думали? Он поудобнее уселся на скамье и лишь поворачивал свою морду в сторону уезжающих/приезжающих машин и проходящих мимо людей. Лентяй полосатый =/
Ехали в лифте в двумя девушками, они сначала сказали: "Какой жирный кот!", а потом одна из них добавила: "Всегда мечтала о жирном коте". Это странно.
Впрочем, у всех индивидуальное понимание идеального кота.
Ну а я заставлю тебя похудеть, корова моя. Правда, я пока не придумала как. О_о
Посмотрим, что скажет твой диетолог.

понедельник, 25 июня 2012 г.

Barefoot walk.

Ели с Натали вафли, сидели на ступеньках библиотеки (это всё сериал Сплетница), домой шли босиком, оторвы. Она пела мне дурацкие песенки про гетто и хрустального гуся, вытанцовывая на фоне салюта.
Обсудили взаимоотношения полов, это наша любимая тема. Выяснили, что врачи и искусствоведы самые поехавшие.
Вот бы каждый день гулять по пустой проезжей части. Там даже асфальт ровнее.



воскресенье, 24 июня 2012 г.

Praise of civilization.

Сложно передать каким-либо каналом передачи информации как приятно просыпаться в обед в собственной постели на белой простыне, на мягкой подушке, обнимая одеяло в любимом пододеяльнике в голубую полоску. Неторопливо просыпаться в удовольствии осознания, что некуда спешить.
Проснуться и обнаружить рядом с кроватью завтрак. Завтрак в постель, кто бы мог представить, как мне этого не хватало. Умываться тёплой водой в одиночестве в собственной ванной, принимать душ. Душ - апофеоз человеческого счастья, предмет моего самого страстного желания на протяжении последних трёх недель.
Всё разнообразие магазинов недалеко от дома, мой любимый кофе, зеленый чай с лимоном в любое время дня и ночи, а не только чётко по расписанию. Китайская еда в коробочках. Суши. Сладкие палочки. Ещё Лёлик принёс мне цветы. Он вообще чудо, раз уж я заговорила об этом... <3 Кажется, это пионы. Очень красивый, насыщенный цвет.

Папа предложил мне приехать на денёк на дачу. Конечно же, мне хочется провести с ним время, но как только я представляю снова эти недочеловеческие условия существования, мне становится дурно. Я подумаю об этом завтра.


суббота, 23 июня 2012 г.

Swimsuit, I am dreaming of you.

Michael Kors

Miu Miu

Next

Norma Kamali

Pictures from the last rinight just before excavations.

Посвящается Барсику.









Плохое качество у фотографии, но она мне нравится.

Photo report from Tartas-excavations.



Тартасская мода. Яркие цвета, одинаковые шапки.
Как они все задолбали со своим футболом. :)
Закаты. Неповторимые, божественные закаты.
Этот бронзовый наконечник, вокруг которого все плясали. А мы стебали, конечно же.
Закат на фоне палатки Лёлика. Одиночество в поле.


Просто забавно ;)

Пират. Единственный представитель собачьего семейства в лагере.

Заслоняли собою солнце. Только тень, только хардкор.
Традиционное общее фото.

четверг, 21 июня 2012 г.

Finally home.

Три недели полевых раскопок оказались тяжелыми для меня. Порой я думала, что непосильными. Порой мне казалось, что я не смогу встать. Было тяжко и физически, и морально (возможно, всё осложнялось ежедневной непереносимой жарой). Но как только выехали за пределы лагеря, как только зеленая крыша столовой плавно стала превращаться в точку, я поняла, что скучаю. Есть что-то в этом месте. Привыкаешь к неизменности, предрешенности. Всё просчитано, ты всегда знаешь, чего ждать. Если утром туман, то ко времени начала работ он рассеется, если вечером пошел дождь, или даже ливень, утром всё равно будет жара. Днём не будет дождя, и каждое завтра ты будешь умирать от жары в обнимку с лопатой. Завтрак, обед и ужин всегда по расписанию. Всегда однообразный. Изредка с водкой. У костра всегда одни и те же разговоры, как и за столом. Каждый день одни и те же лица, которые под конец, за неимением других впечатлений, ты видишь даже во сне.
Разные только закаты. Но закаты всегда.
В целом, для саморазвития это было бесполезное время. Невозможно учиться: днем нет времени, вечером шумит генератор, кусают комары, все разговаривают и смотрят телевизор, а в палатке темно. Впрочем, я много новых открытий сделала в области человеческих взаимоотношений.
Я поняла, что нет в мире друзей, нет любви, добра, истины и свободы. И никакого смысла. О да, там я каждый день сталкивалась с бессмысленностью. Культ бессмысленности. Бессмысленностью был пропитан каждый рабочий день, каждое действие.

Отдельное спасибо хотелось бы сказать оводам, слепням, комарам, пчелам, мухам, мошкам, паукам, жукам, гусеницам и прочим ребятам, которые разукрашивали наши дни красными пятнышками на коже, которые хочется расчесать до кости.
Саша и Ваня гуманно выжигали их с помощью спрея от комаров и зажигалки, отрывали им крылья, били полотенцем, накалывали на зубочистку и использовали в качестве стилуса, привязывали ниткой друг к другу и смотрели, как те летают. Не знаю, что еще они придумывали.

Далее приведу некоторые цитаты из собственного полевого дневника, который я вела весьма безответственно. То бишь редко.

4 июня.
Сегодня, как и вчера, мы хорошенько упахались, делая бессмысленную работу. Например, мы таскали коробки и лопаты из одного места в другое, раскладывали пакетики по размеру и цвету, потрошили палаточные мешки, раскидывали палатки по всему полю, потом собирали в другой последовательности, окончательно всё перепутав. Всё разнообразие бессмыслиц, конечно же, сопровождалось нашим любимым мытьём посуды, к которой прибавились совки, щётки и прочее барахло.
В целом, на небе ни облачка, днём мы жаримся на солнце, ночью мерзнем в палатке.
Я ощущаю, что мой разум находится где-то за пределами этого лагеря, я разговариваю, шучу, работаю, смотрю и хожу, в общем, пребываю здесь, одновременно отсутствуя. Как будто что-то важное потеряла или забыла.
Мне нравится жить на природе в четко ограниченном кругу людей, нравится работать и ни о чем не думать. Я получаю от этого какое-то необъяснимое удовольствие. Дисциплина и покорность: я испытывала в них бессознательную необходимость ещё в школе, когда всерьёз подумывала пойти в Институт Исполнения Наказаний и жить в казарме.
Однако, наравне с этим, всё здесь воспринимается мною как каторга. Возможно, у меня что-то с восприятием.
Я ничего не испытываю к людям, которые находятся рядом. Даже к близким. Сейчас моя душа выглядит так, словно с нее тщательно стёрли привязанность, симпатию, сочувствие и ненависть, любовь, желание. Совершенно опустевшей. Хочется заснуть и проснуться гусеницей. Или ужом. Это ведь даже не важно. Даже не важно, если не получится проснуться. Только бы заснуть поскорее, забыть про все на жалкие несколько часов.

6 июня.
Если и есть во мне нечто особенное, выдающееся, так это всеобщая ненависть, которую я без затруднений вызываю в каждом смертном, случайно оказавшемся в радиусе слышимости моего голоса. По всей видимости, это и правда удивительный дар, к тому же, весьма полезный, если хочется одиночества.

10 июня.
Привыкаешь, конечно, к зеленому полю с вкраплениями небольших кустов, очерченному далекими деревьями. Кукуканье и игривые перешептывания птиц воспринимаются как тишина. Единственное, к чему не притирается взгляд – небо. Каждый вечер оно разное. Умопомрачительные закаты. Как и в прошлом году, получаю от этого неба массу эстетических впечатлений. Помню прошлогодний холодный вечер, я лежала на мокрой траве и смотрела на звезды. Казалось, кто-то рассыпал блёстки в бездонную чашу с тёмной водой. Их было так много. Никогда в жизни я не видела столько звёзд.
А вдруг где-то там сегодня родилась ещё одна? Вдруг люди после смерти становятся звёздами?

16 июня.
Время отдыха здесь пролетает слишком быстро, а время работы невыносимо медленно. Временная гармошка то растягивается, то сжимается, превращая нахождение здесь в ад. Никогда еще три недели не тянулись так убийственно долго.

19 июня.
Сегодня уехала половина нашей практики. В лагере тихо и спокойно. Никакого кипиша. Послезавтра уже домой. Даже не верится, что этот ад подходит к концу. Скучать буду, пожалуй, только по небу. Или даже не скучать. Просто вспоминать с некоторым сожалением. Впрочем, если бы я видела такое небо каждый день, вся его прелесть исчезла бы достаточно быстро.
У человека нет друзей.
В мире нет любви.
Нет справедливости.
У человека есть только его разум и его тело.
У меня ещё есть яблоки.
Я поняла, что не могу вспомнить весь свой гардероб, чтобы составить список вещей, необходимых мне в путешествии. Самая большая проблема – у меня все вещи друг с другом не сочетаются, и это очень печально.
Подозреваю, что придется докупить некоторые вещи в Москве и занять часть маминого чемодана. Например, я бы не отказалась от хлопковых или подобных шорт и сандалий. Надеюсь на мамину доброту и белую летнюю рубашку.
Слушаю любимейшую музыку, просматриваю фотографии и уже скучаю по этому месту и этому времени, хотя я вроде бы всё ещё здесь, но уже, наверное, где-то далеко. Больше не будет этого в моей жизни, не будет нас, какими мы были. Кажется, что каждый день похож на предыдущий, но сколько ярких воспоминаний я увезу отсюда в очередной, последний раз.
Никогда не думала, что мне захочется расплакаться, но сейчас я, видимо, до конца прочувствовала, что мы вернемся в университет и снова станем друг другу совсем чужими и неинтересными.

21 июня (сегодня в поезде).
Ужасно устала. Вся усталость этих трёх недель обрушилась на меня в миг. До этого я не давала себе расклеиться, хотя иногда мне казалось, что я не смогу даже встать. Кошмары, которые начали мучить меня под конец, измотали меня до победного конца. Сейчас я пуста.
Сегодня ночью приснилось, что Саше крокодил оторвал часть руки. Я кричала во сне. Проснулась. Какой-то психоделический ад. Так и шути, что в Тартасе крокодилы водятся.

пятница, 1 июня 2012 г.

Leaving.

Ну вот, уезжаю на три недели осквернять могилы.
Надеюсь, всё будет хорошо.

Rinights.


6 утра.
Вчера мы с Риной провели ещё одну ночь вместе :D
Чудесно погуляли по пустынным улицам города, залитым теплым светом фонарей. 
Я стёрла ноги даже в тех местах, о каких и помыслить не могла в этом плане.
Так необычно осознавать себя в самом центре большого оживленного города, который в этот миг совершенно пуст. Я открыла для себя, что он всё-таки красив. Местами. Местами очень красив.
Было здорово сидеть на пустом перроне, на который еще не начали приходить ни электрички, ни люди.
Было здорово идти по главному проспекту и понимать, что даже если бы мы сейчас шли голые и с нацистским флагом, никто не обратил бы на нас внимания. В это время суток всем всё равно, что происходит вокруг. Мозг зацикливается, переходит в режим сохранения энергии, ни о чем не хочется думать, ничего не хочется замечать.