вторник, 30 сентября 2014 г.

No answer.

Вопрос года: какая эволюционная логика лежит в основе государственной политики?

The new era of positive psychology.

Позитивное уравновешивается негативным. Мой телефон украли до того, как я дочитала "Иметь или быть" Фромма, зато в старом телефоне обнаружилась "Новая позитивная психология", которую я на днях до конца оцифровала в свой архив мудрости.
Книга, собственно, о новом взгляде на психологию - не только как на науку о психических расстройствах и отклонениях, но также и о счастье и способах его достижения, о смысле жизни, о воспитании позитивного мышления, о развитии и реализации собственных качеств. Меня очень поразила его концепция "воспитанной беспомощности", ибо я сама пришла однажды давно к сходному выводу, наблюдая за населением своей страны, хотя моя гипотеза лежала в совершенно иной плоскости. У меня в процессе более близкого знакомства с теорией эволюции то и дело возникала мысль о том, что в русском народе заложена некая изначальная безысходность, жертвенная подчиненность судьбы внешним обстоятельствам, так что я для себя потихоньку решила, что в русском человеке заложен "ген обречённости". Что-то в этом есть. Ну да.
В общем, возвращаясь к теме: автор долгое время работал с пациентами, выслушивая их (как я могу предположить) схожие жалобы о депрессиях, о том, какими несчастными они себя чувствуют, несмотря на материальное благополучие, и решил раз и навсегда с этим покончить, основав целое направление, ищущее западновидную панацею от всех депрессий. Я вкладываю в слово "западный" этот самый негативный оттенок, потому что придерживаюсь мнения, что современная психология избрала неверный (или, по крайней мере, весьма ограниченный) путь, признав лечение путём общения с психологом традиционным западным методом, отвергнув при этом многие другие аспекты. Например, тот факт, что многие психические проблемы происходят из того, что люди забывают о своей природе, из несоответствия условий, для которых мы были предназначены эволюционно, тем, в которых мы живём. Это часто проблема такая же телесная, как и психическая, и решаться должна соответствующими методами. В этом плане я считаю медитацию и все прочие восточные средства куда более продвинутыми и успешными на этом рынке душевного здоровья.

Однако мне, как человеку европейского образа мышления, необходимы стройные теории и основанные на подборке фактов объяснения. И в этом плане, я считаю, книга сдувает пыль со многих давно и надёжно забытых простых истин, которые полезно применять к себе каждый раз, как захочется поныть.
Одним из центральных тезисов является развитие в себе оптимизма путём критического анализа пессимистических мыслей. Внимание! Я очень трепетно отношусь к критическому анализу, поэтому не надо его, пожалуйста, путать с внушением "позитивных установок": это средство для тех, кто непременно нуждается в вере. Для людей аналитического (чтобы не назвать его критическим) склада ума необходимы доказательства, реальные факты.
Я, если признаться, тихий фанат критического анализа. Он как наркотик: под его воздействием с привычных социальных явлений (самое простое - предубеждения, национализм, ревность, тяга к обладанию, жалость к себе и прочее до бесконечности) спадает вся шелуха. Несравненное чувство адекватности и осознания истинных причин человеческого поведения.
На самом деле, мне и самой не чуждо состояние "скольжения вниз по нисходящей спирали", когда всё начинается с предчувствия негативных впечатлений, которое вгоняет в ступор и лишает способности действовать; это ощущение, как лёгкий подземный толчок, вызывает собой лавину негативных эмоций и переживаний, которые, цепляясь одно за другое, тянут на дно. Но, в отличие от снежной лавины, этот процесс можно остановить, приучаясь с помощью критического подхода к собственным мыслям выискивать этот момент ступора и заставлять себя "взбираться вверх по восходящей спирали". Короче, мыслить позитивно.

А это для меня.
Дефиниция удовольствия и удовлетворения. Удовольствие - это непродолжительное ощущение счастья, которое заканчивается в момент исчезновения внешнего стимулятора и растворяется в повседневности, почти не оставляя следа. Со временем оно вызывает привыкание и требует всё более мощных стимуляций. Удовольствия опасны ещё и тем, что их получение часто не требует особых усилий. Достоинства и выдающиеся качества остаются при этом незадействованными, что приводит к увяданию личности, и, как следствие, депрессии. Ибо, как утверждал мой преподаватель по социоинформатике, стремление к самореализации - одна из основных человеческих потребностей. 
Удовлетворение же характеризуется наличием ясной цели, сосредоточенностью и погруженностью в деятельность, во время выполнения которой исчезает восприятие себя и времени, наступает полное отсутствие эмоций, самозабвение". Селигман называет это состояние "состоянием потока", и оно мне очень хорошо знакомо. Это то самое чувство, которое помогло мне определиться с моим индивидуальным предназначением, с целью в жизни и тем, чем я хочу в ней заниматься.


Заключение.
Я бы исключила из книги (практически любой американской) треть малоинформативного текста, как и Вы, возможно, запретили бы мой блог за графоманию, но, к счастью и облегчению для всех нас, автор решает. Тем не менее, там много всего интересного написано, так что я не пожалела, что прочитала. Лично меня больше всего затягивали рассказы автора о том, как он и его жена воспитывают собственных детей, и вообще о приложении позитивной психологии к педагогике, ибо эту область знания я считаю одной из самых (чрезвычайно) важных в гуманитарной сфере.

P.S. Опять у меня никаких оттенков серого. Чем больше в моей жизни публицистики, тем меньше в ней места ванили. Я превращаюсь в настоящего бесчувственного ученого.

вторник, 23 сентября 2014 г.

A song.

Даже в стихотворениях, написанных на английском, сквозит его неповторимый стиль, который, как я выяснила лишь недавно, не зависит от языковых средств. И я влюблена в эту безграничную гениальность.

I wish you were here, dear,
I wish you were here.
I wish you sat on the sofa
and I sat near.
the handkerchief could be yours,
the tear could be mine, chin-bound.
Though it could be, of course,
the other way around.

I wish you were here, dear,
I wish you were here.
I wish we were in my car,
and you'd shift the gear.
we'd find ourselves elsewhere,
on an unknown shore.
Or else we'd repair
To where we've been before.

I wish you were here, dear,
I wish you were here.
I wish I knew no astronomy 
when stars appear,
when the moon skims the water
that sighs and shifts in its slumber.
I wish it were still a quarter
to dial your number.

I wish you were here, dear,
in this hemisphere,
as I sit on the porch
sipping a beer.
It's evening, the sun is setting;
boys shout and gulls are crying.
What's the point of forgetting
If it's followed by dying? 

(c) Иосиф Бродский

Positiv denken.

Я счастливый человек, и даже мне иногда приходится напоминать себе об этом. Сегодня ночью решила непременно искать во всём происходящем позитивное, и нашла. Во-первых, в моём старом телефоне обнаружилась недочитанная (позор!) книга по позитивной психологии и море заметок к ней. Во-вторых, я внезапно вспомнила, что синхронизировала записи в моём утерянном телефоне с компьютером, так что у меня есть доступ к моему сырому посту про Фромма. Правда, без всех выдержек, на которых я могла бы построить какой-либо полноценный текст.
Я всё равно счастливый человек.

Entropy.

Как-то в последнее время много суеты и мало радости. Ненавижу бюрократические разборки. Страховка. Зачисление. Съём жилья в новом городе. Ограбление. Полиция. Бумажки. Бумажки. Бумажки. Огромный счёт за электричество. Студенческий взнос. Переезд. Расходы. Расходы. Расходы. В украденном телефоне были все заметки по двум книгам Эриха Фромма, по которым я хотела написать большой пост. В общем, я выплакалась от отчаяния и начала паковать вещи. Обнаружила, что у меня образовалась мини-коллекция обуви, которой я безумно горжусь. Наверное, всё скоро наладится. Найду подработку, разберусь с дисциплинами в первом семестре, снова пойду в спортзал, дочитаю все книги, которые уже десятисантиметровым слоем пыли покрылись на моём прикроватном столике, запишусь на какой-нибудь кружок при университете и перестану съедать десять молочных ломтиков за день. Я справлюсь.

А вот несколько фотографий с недавней прогулки на корабле по среднему Рейну, вдоль бесчисленных холмов с замками и стоящих на реке маленьких средневековых городков с милейшими домиками.













среда, 10 сентября 2014 г.

Mittel zum Zweck.

Слова - это сосуды, наполненные переполняющими их переживаниями. Слова лишь указывают на некое переживание, но сами не являются переживанием. В тот момент, когда с помощью мыслей и слов я выражаю то, что я испытываю, само переживание уже исчезает: оно иссушается, омертвляется - от него остается одна лишь мысль. Следовательно, бытие невозможно описать словами, и приобщиться к нему можно, только разделив мой опыт. В структуре обладания правят мёртвые слова, в структуре бытия - живой невыразимый опыт (а также, разумеется, мышление, живое и продуктивное).
Лучше всего, вероятно, модус бытия может быть описан символически, как это предложил мне Макс Хунзигер: синий стакан кажется синим, когда через него проходит свет, потому что он поглощает все другие цвета и, таким образом, не пропускает их. Значит, мы называем стакан "синим" именно потому, что он не задерживает синие волны, то есть не по признаку того, что он сохраняет, а по признаку того, что он сквозь себя пропускает.
Лишь по мере того, как мы начинаем отказываться от обладания, то есть небытия, а значит, перестаём связывать свою безопасность и чувство идентичности с тем, что мы имеем, и держаться за своё "я" и свою собственность, может возникнуть новый способ существования - бытие. "Быть" - значит отказаться от своего эгоцентризма и себялюбия, или, пользуясь выражением мистиков, стать "незаполненным" и "нищим".
Однако большинство людей считают, что отказаться от своей ориентации на обладание слишком трудно; любая попытка сделать это вызывает у них сильное беспокойство, будто они лишились всего, что давало им ощущение безопасности, будто их, не умеющих плавать, бросили в пучину волн. Им невдомёк, что, отбросив костыль, которым служит для них их собственность, они начнут полагаться на свои собственные силы и ходить на собственных ногах. То, что их удерживает, - это иллюзия, будто они не могут ходить самостоятельно, будто они рухнут, если не будут опираться на вещи, которыми они обладают.

(с) "Иметь или быть" Эриха Фромма

Я собираюсь (в кто знает каком далёком будущем) написать обширный, изобилующий цитатами пост-обзор о всех работах Фромма, которые я прочитала, но некоторые куски его произведений мне хочется запостить как отдельную мысль. Вообще, наверное, стоит извиниться за такое количество чужого контента в моём блоге, просто я рассматриваю его (блог) не только и не столько как дневник о моей жизни и моих мыслях, скорее я хочу превратить его в собрание всего духовного материала, когда-либо оказавшего влияние на моё становление как личности, будь то поэзия, проза, буддийская мудрость или что угодно другое.
Я бы и не подумала прояснять это, если бы на днях у меня с моим горе-другом не состоялся следующий диалог:
- Ты что, крадёшь чужие стихи и выдаешь их за свои?
- Нет, я ведь всегда подписываю внизу имя автора.
- Но ты публикуешь их в своем блоге, то есть ты их крадёшь? Зачем постить то, что не придумал сам?
Ещё я часто слышу, что у меня нет собственных мыслей, я только и могу, что выдавать мысли умных людей за свои. Я и не утверждала, что я гений, одарённый особой чувствительностью к бытию, и если мои мысли совпадают с мыслями другого человека, который смог их удачнее выразить, то почему бы мне не использовать его слова?
В общем, я буду просто дальше делать то, что считаю должным.

Nothing special, just a couple of thoughts that came to my head during the day.

Я вообще нормальный человек? Мне стало легко читать немецкие тексты, я могу сконцентрироваться и погрузиться в чтение, обращаю внимание на стиль и структуру предложений, на оттенок прилагательных (насколько это возможно) и подтекст: всё то, на что я с начала университетской жизни приучала себя обращать внимание. Зато на родном языке я и абзаца не могу прочитать без того, чтобы забыть, о чём шла речь в предыдущем, или вспомнить какую-нибудь историю из прошлого. Вообще, беспорядочные воспоминания, врывающиеся в чтение, напрямую свидетельствуют о невозможности сосредоточиться на чтении, что меня удручает, учитывая, что я читаю серьезную работу по психологии и философии, а не бульварный роман.
Кстати, сегодня наткнулась в интернетах на немецкий видеообзор новинок (относительных) литературы. Меня не удивила рецензия (порадовало, что отрицательная) на "Пятьдесят оттенков серого", но я была в шоке, что кто-то в здравом уме тратит время на обзор и рецензирование детективных романов и ужастиков в прозе. Я не знаю, что руководит людьми, которые это читают, но давать оценку - это не анонсировать сюжетную линию. Это рассуждение о философском, морально-нравственном, духовном, в конце концов, содержании произведения.
А что можно сказать об ужастике, детективе, мыльной опере или скандальном двухсотстраничном (!) пустословии о подростке, выращенном современной цивилизацией безнравственности, бросающемся на каждого встреченного в подворотне и пытающегося насмехаться над отвращением, которое он намеренно вызывает у окружающих. Кстати, слово "намеренно" мне пришлось переводить с немецкого, потому что оно мне никак не могло вспомниться.
В общем, пустая трата ютубоминут.
Предлагаю всем (и самой себе) перестать вестись на полку бестселлеров в книжных магазинах и тонну маркетинга, и начать читать действительно стоящую литературу.

P.S. Вы тоже заметили, что у меня каждый второй пост заканчивается призывом? Что-то я постепенно начинаю напоминать себе молодого Муссолини.

понедельник, 8 сентября 2014 г.

Bed talk.

Легла в постель, и тут начали приходить все важные мысли. Нет уж. Я не гениальный писатель, останусь в постели. Хотя вполне вероятно, что это и отличает гениальных писателей. Они держат перо на прикроватной тумбочке. Ну и особенно тонко чувствуют и переживают бытие. Конечно же.
Пойду не дам графомании пролить на свет ещё больше серых пятен.

воскресенье, 7 сентября 2014 г.

Bosnia Tune

As you pour yourself a scotch,
crush a roach, or check your watch,
as your hand adjusts your tie,
people die.

In the towns with funny names,
hit by bullets, cought in flames,
by and large not knowing why,
people die.

In small places you don't know
of, yet big for having no
chance to scream or say good-bye,
people die.

People die as you elect
new apostles of neglect,
self-restraint, etc. - whereby
people die.

Too far off to practice love
for thy neighbor/brother Slav,
where your cherubds dread to fly,
people die.

While the statues disagree,
Cain's version, history
for its fuel tends to buy
those who die.

As you watch the athletes score,
check your latest statement, or
sing your child a lullaby,
people die.

Timee, whose sharp blood-thirsty quill
parts the killed from those who kill,
will pronounce the latter tribe
as your tribe.

Иосиф Бродский

Lingua.

Мне только что пришло в голову, что мне не хватает в немецком слова "нелепый". И я вот ну совершенно не в состоянии объяснить разницу между "нелепый" и "неразумный" или "глупый". Но она ведь есть? И мне ее не хватает.

Ewige Stunde.

Ich sah an einem himmelblauen Tag
nichts, als die wunderlichen Wolken wehn,
und fühlte meine Erde schaukelnd gehn,
auf der ich, süß vom Licht gekreuzigt, lag.

Die Stunde, die ich lebend so vollbrachte,
war weise wie ein hungeriges Tier;
ich wußte nicht mehr, dass ich selig lachte,
ich lachte, denn ich wußte nichts von ihr.

Als wiegte jemand ohne Aufenthalt
mich ewig fort von Tor zu Toren,
war ich plötzlich tausend Jahre alt
und plötzlich ungeboren.

Gottfried Kölwel

четверг, 4 сентября 2014 г.

Hamburg.


В книжном ларьке гамбургского музея изобразительного искусства я наткнулась на милейший дневник-ежедневник, рассчитанный на три года. Макулатура, конечно, как всегда, но мне показалась забавной идея проснуться какого-то дня какого-то месяца и посмотреть, что я делала в этот же день год назад. Ибо большинство дней в нашей жизни сливаются в памяти в один безымянный архив смутных очертаний. А вдруг четвертого сентября прошлого года небо было таким отчаянно синим, что хотелось содрать с него все облака и захлебнуться синевой небесного океана? А вдруг мне кто-то очень приветливо и тепло улыбнулся, и я об этом больше никогда не вспомню? Разве это не менее важное воспоминание, чем те, которые мы бережно храним в памяти и по которым составляем периодизацию собственной жизни?
Я это всё к тому, что мне страшно даже начинать писать этот пост: так много хочется сказать, и всё же я более чем уверена, что к концу поста упущу или забуду больше половины. Когда мне приходится использовать слова как описательное средство, меня всегда преследует ощущение, что я что-то важное упускаю меж этих цифровых строк.

В общем, давайте я всё выложу как гражданин материалистической эпохи, впущу если не в голову, то в смету. Итак, с самого начала.
А началось всё с того, что я невротик. Меня тошнит от мысли, что мне придётся выбирать туалетную бумагу (её выбор даже больше, чем печенья), искать работу или новое жилье. Бытие выворачивает мою психику наизнанку и щекочет пёрышком по оголённым нервам моей души. Собственно, от поиска работы и нового жилья я и сбежала в Гамбург, как любой взрослый человек.
Сбежала попутчиком на Blablacar, европейском сервисе для поиска попутчиков или машины, которая бы доставила вас до места назначения. Поездка туда и обратно обошлась мне в 40 евро, длилась четыре часа в каждую сторону. В принципе, я не могу сказать, что это дорого. По сравнению с ценами на поезд - вообще дешевка. А автобусы стоят не многим дешевле, зато едут дольше. Да и что тут сравнивать...
Это был мой первый опыт, ехала я туда и обратно с разными водителями, но оба были очень дружелюбными, и поездка в целом была очень комфортной. На пути туда я познакомилась с испано-немецкой переводчицей, которая мне немного рассказала о своём жизненном пути, и с которой у меня состоялся весьма приятный разговор о немецкой философии. Она пригласила меня к себе в гости в Мадрид. На обратном пути я познакомилась со студентом медицинской техники, с которым у меня состоялся спор убежденного атеиста с убежденным мусульманином, а водитель, испытывающий симпатию к русской культуре и русским, подарил мне банку мармеладного джема (!). Кстати, я всё ещё удивляюсь, когда встречаю людей, которые интересуются Россией, хотят выучить язык и побольше узнать о культуре. Я так привыкла быть не лучшего мнения о нынешней ситуации в своей стране, что для меня подобное внимание всегда шок.
В Гамбурге я жила не в центре, ибо город довольно дорогой, а в хостеле в тихом районе Eidelstedt. Это был, опять же, мой первый опыт пребывания в хостеле, и было, конечно, немного страшно. Но напрасно. Хостел весь новый, всё суперсовременное, чистое, ухоженное, и даже с ватными палочками. Я жила в номере с шестью кроватями, и это на самом деле не так страшно, как звучит. За четыре дня было пять человек, которые просто переночевали и утром снова исчезли. Так что преимущественно мы были втроём. Я и два замечательных парня. Один - очаровательный австралиец Мэйсон, которого уволили с работы, и теперь он путешествует по всей Европе, тратя заработанные деньги. Другой - урожденный американец Седрик, выросший во Франции, закончивший университет в Англии и работающий иллюстратором для компьютерных игр. С первым мы сошлись в любви к Игре Престолов (он читал книгу), со вторым в любви к Докинзу и современной науке. Мы все говорили на английском, но с нашим соседом по этажу из Франции Сердик говорил на французском, и я впервые в жизни всерьез осознала, насколько красив этот язык. Мы гуляли, шутили над немецким языком, вечерами пели песни, рассказывали истории из жизни, у нас даже появились свои шутки и подколы. Такое - настоящая редкость. С такими людьми всегда очень жаль расставаться, куда больше, чем с самим местом.
За ночь в хостеле я платила 20 евро. От хостела до центра 15 минут езды на электричке, которая стоила 3 евро, что очень дорого по российским представлениям о ценах на общественный транспорт, и очень даже щедро со стороны Deutsche Bahn по европейским меркам.
Теперь что касается достопримечательностей. Я не особый любитель культур-мультурных программ, я только помечаю себе районы или места, которые мне нужно посетить, но внутрь всяких заведений вроде церквей и музеев я захожу крайне редко. Единственный музей, который был для меня действительным мастхэвом, это тот самый Kunsthalle, с которого начался этот уже затянувшийся пост. Там представлены разные стили и коллекции, каждый зал представляет собой совершенно новую концепцию, никак не связанную с предыдущими.
В остальном я просто гуляла по огромному парку с японским садом, вокруг озера, вдоль каналов (многие из которых стоят без воды, обнажая прохожим свой коричнево-серый ил), прошлась по всем мостам (которых, если верить Мэйсону, в Гамбурге больше, чем в Венеции), посмотрела старый город, не нашла там ничего особенно интересного и двинула в сторону порта. Порт - это зрелище, конечно, впечатляющее. Тучное небо, куча небольших лодок и несколько гигантских кораблей, индустриальный пейзаж доков, складов и кранов с другого, промышленного берега Эльбы. Потом прошлась под рекой по пешеходному тоннелю. Тоже забавное развлечение, хотя и короткое. И в последний день я расправилась с самым лакомым кусочком Гамбурга - Hafencity. Это современный район дорогих новостроек, с деревянными прогулочными набережными и огромными бетонными площадками. Там, и вообще в Гамбурге, всё такое величественное в своей огромности. Там очень много пространства, как водного, так и воздушного. Никаких узких европейских улочек, только грандиозный размах градостроителей. В этом огромном городе у каждого есть возможность сохранить нетронутым своё личное пространство, остаться наедине с самим собой, сесть на одну из бесконечных лавочек, плавно перетекающих в ступеньки лестниц, и дать своим мыслям развернуться на этом просторе. И, конечно, обилие воды - вода повсюду - создают ощущение пространства.
Мне очень нравится близость такого обилия водоёмов. Ещё одна интересная особенность Гамбурга, создающая особое настроение динамики, это разрушенные до основания здания и стройки повсюду. Везде всё гремит и клокочет, и ты слышишь эти звуки сквозь музыку в плеере, и всё это наполняет какой-то энергией, и ты шагаешь, гордо вглядываясь вверх, в фасады старинных домов, единственное, что от них осталось. Ты шагаешь, и то и дело спускаешься или поднимаешься по многочисленным лестницам, мостам, переходам, что создаёт впечатление многоуровневости, некой сложной городской системы. Все скамейки встроены в ступеньки, и все жители и туристы обедают на ступеньках, отдыхают, читают, курят и ждут.
Спасибо Гамбургу за это потрясающее маленькое путешествие, этот город всех оттенков серого отвоевал своё место в моём сердце.